Интернет-магазин «CD в подарок»
2 миллиона лицензионной музыки на CD, DVD и Виниле
Главная > Классическая музыка (CD) > Статьи и Рецензии

Другие Статьи и Резенции
Подсознание и злые шутки. "Трубадур" в Мюнхене - 2013. Михаил Жилкин
Поделитесь c друзьями:
+58

Подсознание и злые шутки. "Трубадур" в Мюнхене - 2013. Михаил Жилкин

13 Сентября 2013

Каталожный номер: CDVP 1422576

композиторВерди Джузеппе Фортунино Франческо
исполнительХартерос Анья, сопрано ~ Кауфманн Йонас, тенор ~ Манистина Елена, меццо ~ Марков Алексей, баритон ~ Юн Квангчул, бас
произведениеТрубадур
режиссер / хореографПи Оливье
жанрОпера, интермедия, серената

Подсознание и злые шутки.

«Трубадур» в Мюнхене.

Надо признаться, что спектакль Мюнхенской оперы, показанный в рамках ежегодного оперного фестиваля,  стал, пожалуй, самым ожидаемым в чреде юбилейных премьер этого несколько сумасшедшего и суматошного  года. И ожидаем он был прежде всего как иннаугурационный спектакль для Тенора. Именно так – с большой буквы. Йонас Кауфман, не просто доказавший свою состоятельность в тяжелом немецком репертуаре, но приобретший статус современного вагнеровского тенора «номер раз», решился на смелый, хотя и предсказуемый шаг покорения вершин репертуара вердиевского. Репертуара, требующего от тенора вокальных качеств несколько иных, чем те, с которыми его привыкли ассоциировать.

Не секрет, что Трубадур в знаменитой тройке отдан на откуп именно тенору в отличие от сопраноцентричной Травиаты и Риголетто, построенного, как бенефис для дюже опытного, но при том всё ещё голосистого баритона. Хотя партия Манрико и не отличается ни особой психологической глубиной, ни какими либо вокально-акробатическими экзерсисами, если не считать пресловутой «ненаписанной» ноты в стретте. Однако отсутствие тенора делает постановку этой оперы совершенно бессмысленной, даже если остальной состав солистов не оставляет желать лучшего. Лучшего в этой опере желают и ждут всегда. Сразу скажу, что того, чего желали, того и дождались, несмотря на то, что знаменитое «до» так и не прозвучало, о чём особо впечатлительных предупредили ещё задолго до премьеры. Пресловутый кунштюк, осевший в традиции еще со времен композитора, то ли одобрившего его, то ли просто глядевшего на него сквозь пальцы, приберегли для студийного сольного диска , выходящего на фирме Sony. Всё же Кауфман  более чем щедро одарил публику всеми остальными вокальными составляющими роли, позволяющими надеяться, что с этого дня ни одна сколь либо значительная постановка «Трубадура» по всему миру без него, Кауфмана, не обойдется, как то совсем недавно произошло с «Лоэнгрином». Всё это безусловно так, и публика с чистой совестью может поздравить себя с «рождением» нового вердиевского тенора, а кауфмановские музыкальность и интеллект позволяют надеяться, что все эти потенциальные манрико не будут похожи один на другого и триумфально завершатся забиванием в крышку гроба сдохшей от счастья толпы поклонников последнего гвоздика в виде до второй октавы. Да будет так! Аминь!

И вот, когда волнения  улеглись, оказалось, что кроме Тенора зрители обрели ещё и Оперу «Трубадур»! А вот на это-то, честно говоря, уже никто и не надеялся, несмотря на то, что режиссером спектакля выступил  лукавый затейник Оливье Пи. Разобраться в логике построения сюжета и  взбрыкиванях драматургической мысли без стакана доброго вина, по легенде всё ещё ожидающего своего часа в одном из кабачков Италии, давно уже не представлялось возможном ни одному здравомыслящему человеку. Историю о подмененных детях, сожженной старушке и злобной цыганке, контрабандой тащившей на себе груз мести такое количество лет, что только диву даешься, каким образом она всё это время умудрялась помнить, кому и зачем предназначался сей груз, в конце концом её же саму и раздавивший,  кажется, раз и навсегда отдали на откуп исключительно вокалистам, не привыкшим задаваться ненужными вопросами.

Первыми неладное почуяли те, кому посчастливилось увидеть рекламную продукцию будущего спектакля. На ней была изображена отвратительного вида голая старуха с распущенными волосами, в которой узнавалась пресловутая ведьма, сожженная задолго до поднятия занавеса, но при этом умудрившаяся обеспечить  движение сюжету этой невесёлой истории к своему несколько шизоидальному концу. Поворчав о том, о сём, а больше всего о режиссерском беспределе на современных оперных подмостках, зритель отправился в театр.

Первой, кто материализовался на переполненной, если не сказать захламленной многоуровневыми декорациями сцене, оказалась та самая нагая «старушка страшная», мгновенно задавшая камертон всему спектаклю - действу мрачному и гнетущему. Материализация кошмаров и тайных невысказанных, но от этого не менее тягостных желаний персонажей – главный режиссерский прием спектакля. Как и пресловутый «театр в театре», когда одни герои смотрят на мучения других словно зрители из зала, заплатившие, однако, за билет не деньгами, но кровью, ибо в следующий момент персонажами в этом визуализированном кошмаре могут оказаться они сами. Так во время рассказа Феррнандо (ветеран сцены Кванчул Юн, звезд с неба не хватающий, но привычно не портящий своим присутствием ни музыки, ни режиссерского замысла) одному из внимающих рассказу челядинцев становится плохо и он, комично посучив ножками, валится на сцену.

Появление Леоноры (Аня Хартерос), заблудившейся в трех соснах и перепутавшей двух своих воздыхателей, решено так просто, что кажется – отчего эта мысль не пришла никому в голову раньше! Она слепа. Черные очки, смущенная улыбка человека, постоянно не понимающего где она находится и с кем говорит, робкая пластика деликатно вспархивающих словно в призыве о помощи и поддержке рук – с первых же мгновений она создает сильный и незабываемый образ хрупкой немножко наивной девушки, охваченной тем чувством, для которого у нее еще нет имени, но от ощущения переполненности которым ей так трудно дышать. Она тянется на призыв некоего голоса, словно  подснежник на призыв весеннего солнца, чуть пробивающегося сквозь  плотную хмурь еловых веток. При этом голос Хартерос весьма логично ложится на такую концепцию образа и те вокальные недочеты (смазанные пассажи, неуверенные ноты, чуть резковатые неполновесные, деликатные «извиняющиеся» верха, придыхания), которые удалось услышать, становятся штрихами к портрету, а не недостатками вокального аппарата.

Во время арии в её подсознании, любезно материализованном для нас режиссером, происходит эпическая битва быка и волка – ди Луны и Манрико, напрямую отсылающая подсознание зрительское к пушкинской Татьяне с её вежливым медведем, а оттуда прямиком доводящая до домика старика Фрейда, заваленного всяким хламом пострашнее и понеприличнее. Драка реальных Манрико и Графа нарочито приземлена, превращена в какие-то «пацанские разборки» на перочинных ножиках. И какое это счастье, что восторженной девушке не удалось её лицезреть.

Следующая сцена – с цыганами решена так, будто её поставили Эмир Кустурица и Терри Гильям, долго и отчаянно пившие на брудершафт. И это не упрек режиссеру во вторичности, а скорее комплимент его визионерской изобретательности. С её помощью мы контрабандой проникаем в иную плоскость  – «вселенную»  Азучены, блитсательно сыгаранной и без всяких скидок великолепно, да что там говорить, просто роскошно спетой Еленой Манистиной. Медленно, словно переполненная, не раз садившаяся на мель,  барка, выплывает она на сцену в каких-то неимоверно нечистых юбках, мужском цирковом фраке, с цилиндром на голове и бутылкой водки в руке. Вся их сцена с Манрико – настоящий актерских шедевр. Неродной, но так горячо любимый сын, которому одному отдала она всю себя без остатка, всю свою властую, давящую, пахнущую потом, пылью дорог и перегаром нежность. Нежность, так и не позволившую ребенку повзрослеть.

Камера разума Манрико, в которой он сворачивается в позе эмбриона, чтобы попытаться заснуть, хирургически чиста и холодна, как больничная палата, в которой держат аутичного подростка. Здесь можно обнаружить только сидящего под кроватью быка – так до конца и не матерлиазовавшися кошмар из видения Леоноры – словно какого-то  иррацианального «буку», с которым можно биться, но победить которого невозможно. Даже некоторая двусмысленность тетёшканья Манрико Азученой напоминает скорее купание матерью чуть больше чему нужно  повзрослевшего ребёнка, чем  то, за что можно схлопотать от блюстителей нравственности и морали. Однако вездесущая мертвая старуха проникает и сюда – Азучена обвязывает сына окровавленной пуповиной, висевшей у ведьмы на шее, втягивает в болото своего нетрезвого рассудка, не желает отпускать, практически удушая безмерной и страшной  материнской любовью.

Сцена пострижения Леоноры в монахини – здесь не отказ от мира, не жест отчаянья от  невозможности соединиться с любимым, а некая жестокая и, наверное, странная для других  «игра»,  акцентирующая  её абсолютную  беспомощность. Со своей вечно извиняющейся, очевидно многих раздржающей,  улыбкой сидит она на стуле, позволяя делать с собой всё, что заблагорассудится другим, - странная, похожая на некрасивого, несформировавшегося подростка. Ком к горлу подступает, когда глядишь на нее в этот момент.

Эта же сцена является ключевой в понимании образа ди Луны – старшего брата, взрослого человека в этом собрании трудновоспитуемых детей и спившихся фриков. Застегнутый на все пуговицы, скупой в движениях, с почти безупречным (некоторая доля премьерного волнения всё-таки дала о себе знать), по-итальянски «маслянистым»  вокалом – Алексей Марков – вновь точное и удачное попадание в образ. Только он единственный, пожалуй, и знает, что делать с этим угловатым слепым ребенком. Как превратить его в женщину, словно гадкого утенка в лебедя. И его бесит не только происходящий вокруг неконтролируемый ничем разумным балаган (блестящая сцена начала третьего акта), но и то, что его любовь отвергается ради «возни в песочнице». – Оставшиеся наедине друг с  другом Манрико и Леонора ведут себя столь целомудренно и невинно, как могут вести себя только дети, для которых любовь это «когда ты идешь куда-то поесть и отдаешь кому-нибудь большую часть своей жареной картошки».

В эту систему взаимоотношений очень точно вписывается и отсутствие традиционного любовного дуэта, замененного композитором на «Мизерере» - сцену Леоноры, фразам которой вторит заточенный в темницу Манрико. Несмотря на отсутсвие повтора в кабалетте, о чем не приминули посетовать записные пуристы, и совершенно не вердиевский, а какой-то махрово веристский стиль исполнения арии – именно эта сцена оставляет наиболее сильное, почти болезненное впечатление благодаря не столько вокалу, сколько игре Хартерос, буквально разрывающей душу в клочья каким-то совершенно бесстыдным перехлестом эмоций, совершенно нехарактерным для сегодняшнего дня, застрахованного от неожиданной искренности вездесущей иронией.

Клаустрофобический кошмар финала, сыгранного на пяточке сцены, внезапно съёжившейся до размеров привокзальной туалетной кабинки, в которой от присутствия «живого трупа» старухи уже просто хочется кричать от ужаса, довершает безрадостную картину мыслью о том, что для всей честной компании смерть была каким-то необходимым, почти целительным выходом. И Манрико гибнет не на костре, объятый очистительным пламенем чужой мести, а хладнокровно и как-то даже походя умерщвляется хирургически точным и безэмоциональным надрезом по затылку.

Путешествие в инфантильное подсознание героев, приравненное режиссером к «коллективному подсознательному» романтической оперы вообще, завершилось на трагической ноте, со скрипом поднявшей ходульный сюжет до уровня музыки. Неизвестно, ушел ли зритель со спектакля очищенным, как того требует строгая классическая эстетика Аристотеля, но уж точно удовлетворённым – ведь ему всё-таки удалось послушать любимого тенора, распевающего любимые мелодии.

Михаил Жилкин


  Оставьте свое мнение


Фрагменты
Качество представленных фрагментов
уступает оригиналу

Иллюстрации
ИллюстрацияИллюстрацияИллюстрация

Также предлагаем Вам:

CD (Классика)
Verdi. Jonas Kaufmann: The Verdi Album
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
990 руб

фирма ~ Sony-BMG Classics (Sony, RCA, DHM)

каталожный номер: CDVP 1046059

1 награда

Подробнее …
Beethoven: Fidelio - Jonas Kaufmann, Claudio Abbado
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
2099 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 146105

4 награды

Подробнее …
Schubert: Die Schöne Müllerin - Kaufmann
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
1199 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 032918

1 награда

Подробнее …
Romantic Arias. Jonas Kaufmann.
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
1199 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 021985

2 награды

Подробнее …
Verismo Arias - Kaufmann, Orchestra dell'Accademia Nazionale di Santa Cecilia, Antonio Pappano
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
1199 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 063877

1 отзыв
4 награды

Подробнее …
WAGNER. Kaufmann: Wagner
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
1199 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 484674

1 отзыв
5 наград

Подробнее …
Kaufmann, Jonas sings Mozart, Schubert, Beethoven & Wagner.
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
1199 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 023277

3 награды

Подробнее …
Verdi. Jonas Kaufmann: The Verdi Album (Deluxe Version)
Фрагменты
под заказ. доставка 6-12 недель.
1199 руб

фирма ~ Sony-BMG Classics (Sony, RCA, DHM)

каталожный номер: CDVP 1046048

1 награда

Подробнее …
The Best of Jonas Kaufmann
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
1299 руб

Торжественное "прощание" компании Universal с главным тенором поколения, заключившим контракт с Sony.

каталожный номер: CDVP 690472

Подробнее …
CD (Классика)
Verdi: Requiem. Anja Harteros (soprano), Elīna Garanča (mezzo), Jonas Kaufmann (tenor), René Pape (bass) Orchestra e coro del Teatro alla Scala , Milan, Daniel Barenboim
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
1999 руб

фирма ~ Decca Classics ~ Universal Music Group

каталожный номер: CDVP 690441

3 награды

Подробнее …

Другие Статьи и Резенции

Статьи и Рецензии

TEBALDI - Voce d'angelo - The Complete Decca Recordings. LIMITED EDITION.

TEBALDI - Voce d'angelo - The Complete Decca Recordings. LIMITED EDITION.
Полное собрание записей одной из величайших оперных примадонн ХХ века - Ренаты Тебальди!!! Издание выходит в конце 2009 - начале 2010гг. ограниченным тиражом! Спешите делать заказ!

Various: Maria Callas - Remastered (The Complete Studio Recordings 1949-1969)

29%Various: Maria Callas - Remastered (The Complete Studio Recordings 1949-1969)
Выкупившая старейшие и богатейшие архивы фирм EMI и Virgin группа компаний Warner, весьма оперативно отмела все опасения насчёт их будущего. При современном развитии …
Акции и Скидки

Обзор музыкальных новинок. Осень 2015. Лучшее!

Обзор музыкальных новинок. Осень 2015. Лучшее!
Осень - самая пора домашних вечеров, проводимых в кругу семьи или старых добрых друзей. Закончилась пора летних отпусков и активного времяпрепровождения на свежем воздухе. Теперь …

Новинки зимы 2014 − 2015

Новинки зимы 2014 − 2015
Дорогие друзья! Не пропустите самые важные новинки этой зимы. Коллекция пополняется...
Библиотека

ТРУБАДУР - опера в четырёх действиях Джузеппе Верди. Подстрочный перевод.

ТРУБАДУР - опера в четырёх действиях Джузеппе Верди. Подстрочный перевод.
Опера в четырёх действиях. Либретто Сальваторе Каммарано и Леона Бардаре по одноимённой драме Антонио Гарсиа Гутьерреса.

Вверх