Интернет-магазин «CD в подарок»
2 миллиона лицензионной музыки на CD, DVD и Виниле
Главная > Классическая музыка (CD) > Библиотека
 Обращаем Ваше внимание

Другие произведения
Рамо, Жан-Филипп. Опера «Галантная Индия». Партитура (.pdf)
Поделитесь c друзьями:
+50

Рамо, Жан-Филипп. Опера «Галантная Индия». Партитура (.pdf)

30 Сентября 2014

Каталожный номер: CDVP 2104539

композиторРамо Жан-Филипп
произведениеГалантная Индия (Галантные Индии)
жанрОпера, интермедия, серената
разделПартитуры и Клавиры

Жан-Филипп Рамо. Полное собрание сочинений в 18 томах под редакцией Камиля Сен-Санса. Париж, 1894 - 1924 гг.

Том 7-й. Галантная Индия, также Галантные Индии. Редакция Поля Дюка. 1895 г.

Editor:
Paul Dukas (1865–1935)
 
Publisher Info.:
J.P. Rameau: Oeuvres Completes, Tome VII 
 
Paris: Durand, 1895. Plate D. & F. 5788.
 
Copyright:
Public Domain
 
"Галантная Индия", или Приложение к путешествию Бугенвиля

    "Галантная Индия" для французской публики имеет уже целую историю. Историю споров о стиле и интерпретации, о которых речь впереди. Но для нас это прежде всего прекрасная партитура и доказательство того, что театральные произведения Рамо, вопреки всему, что говорилось и писалось, вовсе не обречены на существование только в библиотеках и в концертном исполнении. Сюжет балета известен; кстати, он всецело в духе дивертисментов, характерных для эпохи Версаля. Подобно тому как в "Галантной Европе" Ла Мот и Кампра предложили нам краткий обзор различных толкований любви у народов - соседей Франции, так и наш исследовательский рейд, как обещает нам финальный хор Пролога, перенесет нас на "самые далекие побережья". Это находка для костюмеров, для механиков и, в особенности, для великого Сервандони, художника сцены, который в данном случае очень ловко использует моду на экзотику, распространившуюся тогда на изобразительное искусство Франции. Сама расточительность музыкального произведения ("около ста номеров", - не без законной гордости заявляет в предисловии Рамо) не позволяет нам пересказать все пять действий, идущих подряд, но ни в коем случае не вызывающих скуки, как это засвидетельствовал не один миллион зрителей. Мы сосредоточили наше внимание на II акте, озаглавленном "Перуанские инки",- кульминационном моменте произведения в музыкальном плане и типовом примере сценической архитектуры оперы во французском стиле.
    Этот акт "Инков" всегда удивлял публику (публику современную столько же, сколько публику того времени), никак не ожидавшую такого неистовства, такой furia francese * (* Furia francese (ит.) - французское неистовство. - Перев.) в опере-балете. Но самое поразительное - это прежде всего ясность центрального эпизода, торжественного "Обряда поклонения Солнцу", любопытной языческой мессы под открытым небом, в которой весьма смело чередуются величественные хоры и самые оживленные танцы. Привилегированное положение этой сцены в музыкальном плане обеспечено господствующей в ней тональностью ля мажор, являющейся доминирующей по отношению к двум параллельным линиям (образованным экспозицией и драматическим заключением акта), в которых господствуют знаки тональности соль мажор и до минор. Это, однако, никоим образом не препятствует нашему композитору дезориентировать иногда на мгновение своих слушателей то смущающим наплывом в ля-бемоле, то поистине мучительным скачком из ля мажора в до минор. Это властная затея театрального композитора, одинаково умеющего и поддержать равновесие во всей архитектонике ансамбля, и в определенный момент внести смятение в эту же прекрасную организацию.
    Перуанка Фани, которую любит вождь инков Юаскар (таково на самом деле историческое имя последнего вождя из племени инков), влюблена в красавца конкистадора Карлоса, и они вдвоем тайно замышляют опрокинуть последние препятствия к их браку, то есть, попросту говоря, уничтожить всех врагов Карлоса, воспользовавшись Праздником Солнца, на котором сейчас соберется весь народ. Со своей стороны, вождь Юаскар, великий жрец предстоящей церемонии, пытается любым способом запугать Фани. "Божество направляет меня, - говорит он, - и через меня указывает на супруга, которого вы должны избрать" (это ария "Повиноваться мы должны без колебаний, когда приказывает Небо", где вступления оркестра с ошеломляющей современностью ритма и оркестровки выдают глубокое смятение инка при произнесении им слов "без колебаний"). <...>
    Как видно, любовь в опере во французском стиле стояла превыше всего, и ни у кого не вызывало возражений, что Фани - изменница родины, Карлос - отвратительно жесток а Юаскар - обманщик. Самое удивительное, однако, как раз то, что постепенно, по мере развития драмы, в роли классического "злодея" раскрывается действующее лицо самое правдивое, самое волнующее из всего версальского репертуара - до такой степени очеловечивает его искусство Рамо. Композитор заставляет нас верить этому отвергнутому воздыхателю (с именем столь мало благозвучным), верить этому служителю культа, ставшему отступником из-за любви, в которую поверил. Юаскар страдает, чувствуя себя побежденным, и когда он видит последних верующих, собирающихся у храма, вчера еще сиявшего, а сегодня разрушенного до основания, его пение и грандиозный симфонический отрывок "Поклонения Солнцу" в ля миноре, в том же задумчиво-сосредоточенном настроении, принимают характер скорбных размышлений, личной, внутренней мольбы. <...>
    Но тут же Юаскар снова овладевает собой, чтобы выглядеть достойным образом перед лицом народа и радостно совершить обряд поклонения Солнцу, в то время как внезапно в оркестр врывается мажорная тональность, основа и движущая сила драматического развития.
    Единство этой Сцены, поистине уникальной в самом архитектурном из всех искусств - в искусстве оперного театра, - обусловлено тремя соло Юаскара чередующимися с хорами и симфоническими моментами, подлинной одой Солнцу в трех стансах, в которых с самого вступления прочно устанавливается лучезарная тональность ля мажор, лишь на мгновение смягченная ленивой грацией параллельного фа-диез минора, столь дорогого старинной французской лютневой школе. Это мастерская конструкция, дополненная пластическими сценами пантомим, следующими одна за другой после каждой из трех строф с упорной и почти ритуальной точностью. Первая строфа "Блистающее солнце" - самая разработанная и знаменитая - не является, пожалуй, в музыкальном плане самой интересной. Торжественный блеск и завораживающая настойчивость одного и того же трезвучия, звучащего во всех регистрах, довольно быстро исчерпали бы себя, так же как резкость нисходящих гамм во всех партиях хора, если бы очень удавшийся эпизод, исполняемый только женскими голосами, не вносил элемент разрядки. Затем следует "Танец поклонения Солнцу", тема таинственная и возвышенная, привлекательная ритмической схемой - четыре половинных, за которыми следуют четыре четверти - схемой, которая в самых разнообразных формах будет все время напоминать о своем присутствии. Следующую строфу "Светлый факел мира" можно рассматривать как кульминационную точку оды Солнцу. Верховный Жрец начинает радостное, четко ритмованное песнопение, тотчас подхватываемое толпой верующих. Сердечность его мелодии так убедительна, так заразительна, что можно было видеть, как в театре Оперы другая толпа - толпа слушателей всецело ей подчинилась, в то время как танцующие на сцене действующие лица продолжали свои ритмические движения. Было бы бесполезно - фрагмент отныне считается классическим - приводить здесь в качестве примера начальные такты этого "хорала в стиле Рамо", целиком насыщенного энергией, пылающего радостью, с любопытными задержаниями на сильных долях такта. Перейдем скорее к Луру в фа-диез миноре, без сомнения самой характерной из всех "симфоний" в этой партитуре. <...>
    Расстановка тактовых черт является здесь пустой формальностью. Рамо мало заботится о размещении в такте сильных долей, оставленных им без внимания в пользу предпочитаемых композитором акцентов и свободной изменчивости ритма, схема которого, дважды повторяемая, будет варьирована. <...>
    С куплетами и рефреном этот полный неги Лур высказывает все, что ему надлежит высказать на протяжении двадцати четырех тактов. Но ему предстоит неожиданная разработка в последней арии языческого жреца - здесь опять фа-диез минор, - где к воспеванию Света присоединяется и прославление Любви. Мелодия, ставшая по необходимости гораздо более певучей, сохраняет, тем не менее, чередование четвертных и половинных, что придает ей в удивительном сочетании с величием некоторую прихотливость ритма, вызывающую в памяти нашу любопытную музыку, "ритмованную в античном стиле" * (* Эта необычная запись, в которой трехдольный размер забавляется чередованием и заигрыванием ямба с трохеем (такты 2 и 3 - "Светило дня", эффект, повторяющийся в течение всего фрагмента), могла бы оказаться одним из самых характерных штрихов "арии во французском стиле". Она связывает творчество такого версальского композитора, как Рамо, с духом народного танца через посредство хороводных плясок провинции Пуату и с нашим самым отдаленным прошлым посредством французской песни, образцы которой, обработанные самым тщательным образом, переданы вам такими музыкантами; как Модюи и Клод Ле Жён), в то время как Лур, оставленный на сей раз без каких бы то ни было изменений, отвечает ей в басу. <...>
    Последнее вмешательство хореографии заключает эту удивительную церемонию поклонения Солнцу: "Все танцуют, - говорится в либретто, - но праздник нарушен". И в данном случае Рамо приберегает для нас эффект контраста. Эффект тем более действенный, поскольку композитор всячески подчеркивает восхитительную беззаботность последних двух Гавотов. Итак, мы можем насладиться весельем первого - в ля мажоре и оценить свежесть второго, на сей раз - ля-минорного. <...>
    Эта первая строфа кажется почти анахронической. Не звучит ли она, как одна из танцевальных сцен Ренессанса, столь дорогих Пуленку?
    Но вот с резкой переменой настроения, неслыханной для того времени (ля мажор сменяется натуральным фа минором), господствующая тональность Праздника Солнца исчезает, и вместе с нею танцовщики, танцовщицы и статисты. Начинается "извержение вулкана" с предшествующим ему "землетрясением", могучие оркестровые картины, введенные в этом месте либреттистом, как "способствующие возникновению хроматических симфоний" (об этом он с величайшей наивностью заявляет в предисловии к своему либретто). Рамо, признанный мастер широких музыкальных полотен, не преминет, конечно, в точности использовать предложенный ему сценарий. Кажется, он нигде не чувствует себя так привольно, как среди этих столкновений, взрывающихся пластов земли, бушующего пламени. Заметим, кстати, что внезапные смены динамики, столь удивляющие нас при исполнении в театре Оперы и в записи на пластинке, с точностью отражены в рукописной партитуре. Но еще более удивительна та ловкость, с которой композитор выходит каждый раз победителем из схватки со стихиями. Так было уже в "Затишье" после бури в I акте: десяти тактов хватило и в тот раз.
    Воспользовавшись всеобщим замешательством, Юаскар останавливает убегающую красавицу-перуанку и убеждает ее следовать за ним. И вот тут новая, очень оживленная ария вождя инков: "Повсюду вижу здесь я смерть ужасную". Интересно заметить, что коварный Юаскар, выступающий в роли официального злодея, выкраивает себе только в одном действии не менее семи сольных арий, в то время как красавец-конкистадор Карлос выступает только в речитативах и в решающий момент в трио. Вот Карлос врывается на сцену с кинжалом в руке и разоблачает святотатство. Гнев божества, якобы выраженный извержением вулкана, был на самом деле лишь изощренным обманом, высшей мерой устрашения, придуманной ревнивым инком.
Одной скалы, обрушенной в чудовищную бездну
И пробуждающей горение страшнейшего огня,
Достаточно, чтоб вызвать роковые беды!

    Следует ли всецело оставлять на совести либреттиста Рамо это техническое объяснение явления природы, выраженное в стихотворной форме? Или, наоборот, следует предположить, что тот легкий фокус из области "занимательной физики", который либреттист приписывает своему герою, всецело соответствовал "научной истине" той эпохи? Как бы там ни было, короткий речитатив Карлоса вскоре уступает место довольно разработанному трио, в котором досада Юаскара противопоставлена радости соединившейся любовной пары. Затравленный, униженный индеец остается в одиночестве, и драма теперь идет к концу. Юаскар, который, как это ни парадоксально, не переставал быть действующим лицом, вызывающим сочувствие, охвачен яростью, направленной теперь на него самого. Эта потрясающая сцена поставлена в театре Оперы в полумраке, откуда при последних тактах музыки над тем местом, где рухнул Юаскар, возникает яркое пятно драпировки цвета крови. Но прежде чем покончить с собой, Юаскар бросает нечто вроде вызова, обращенного к бездне. Следует отметить, что тема этой арии ("Пылающие бездны") является темой увертюры. Впрочем, ария как таковая началась уже за шесть тактов до этого ("Пламя снова пылает"). Окончательная тональность утверждается только после ряда ловких отклонений, и тональная нерешительность, господствующая во всем этом фрагменте, ощущается слушателем, как какое-то физическое недомогание (так же как и внезапная перемена тональности в такте 21 на словах "Под моими нетвердыми шагами"). Кажется, что Рамо, который любит стремительно вести за собой публику, на сей раз сам, увлекшись собственной игрой, теряет голову. <...>
    В этом месте невольно вспоминается замечание его современника Маре: "Когда он сочинял, он впадал в энтузиазм". Наконец, после последнего рывка всего оркестра до-минорная тональность, примененная уже в предыдущей сцене, введена снова во внезапно возникающий унисон в то время, как падает несчастный инк. И этим заканчивается перуанская картина "Галантной Индии", картина самая прекрасная, самая сильная. Да, у этого француза, наперекор всему его веку, поистине эпический склад ума. Вспышки страсти, можно было бы сказать - гнева, во всем оркестре, исключительно активном в течение всего финала, не надуманы или искусственно усилены и действуют они на нас безоговорочно, как неотразимые проявления могучего темперамента. Эти проявления у Рамо настолько стихийны и масштабны, что прокладывают себе дорогу повсюду, даже в тесных границах оперы-балета того времени, в рамках, нисколько не предполагающих столь мощного выражения силы.
 
Жан Малиньон
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  Оставьте свое мнение


Фрагменты
Качество представленных фрагментов
уступает оригиналу

Иллюстрации
ИллюстрацияИллюстрацияИллюстрацияИллюстрация

Также предлагаем Вам:

CD (Классика)
14%Opéra baroque - Limited Edition
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
9999 8500 руб

Уникальный роскошно изданный комплект "Барочная опера", включающий в себя главные шедевры жанра в исполнении крупнейших дирижеров, специалистов по "исторически информированному исполнению" - Рене Якобса и Уильяма Кристи. Обращаем ваше внимание на то, что многие из вошедших в …

фирма ~ HMF Harmonia Mundi France

каталожный номер: CDVP 804705

Jean-Philippe Rameau: The Opera Collection
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
5399 руб

фирма ~ Warner Classics (Teldec, Erato, Finlandia, Lontano, Nonesuch, EMI, Virgin)

каталожный номер: CDVP 2054718

2 отзыва

RAMEAU. Les Indes galantes, opéra-ballet
Фрагменты
под заказ. доставка 6-12 недель.
10299 руб

фирма ~ HMF Harmonia Mundi France

каталожный номер: CDVP 006110

Rameau: Les Indes galantes, Castor et Pollux (complete operas), etc. Les Arts Florissants , William Christie
Фрагменты
есть в наличии. доставка 1−2 дня
3599 3499 руб

Среди главных событий осени - не совсем "новинка", но в таком варианте это собрание дисков выпускается впервые. Мы имеем ввиду собрание опер Рамо в разные годы записанное дирижером Уильямом Христи и его ансамблем "Процветающие искусства". Теперь они собраны вместе и изданы одним …

фирма ~ HMF Harmonia Mundi France

каталожный номер: CDVP 2040509

DVD (Классика)
RAMEAU: Les Indes galantes. Valerie Gabail, Nicolas Rivenq, Paul Agnew, Patricia Petibon, William Christie.
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
2699 руб

фирма ~ OpusArte

каталожный номер: CDVP 009352

28%RAMEAU, J.-P.: Operas (11 DVD Box Set)
Фрагменты
под заказ. доставка 3-12 недели.
6999 4999 руб

фирма ~ OpusArte

каталожный номер: CDVP 096381

Другие произведения

Статьи и Рецензии

Rameau: Les Indes galantes, Castor et Pollux (complete operas), etc. Les Arts Florissants , William Christie

Rameau: Les Indes galantes, Castor et Pollux (complete operas), etc. Les Arts Florissants , William Christie
Среди главных событий осени - не совсем "новинка", но в таком варианте это собрание дисков выпускается впервые. Мы имеем ввиду собрание опер Рамо в разные годы записанное дирижером…

Opéra baroque - Limited Edition

14%Opéra baroque - Limited Edition
Уникальный роскошно изданный комплект "Барочная опера", включающий в себя главные шедевры жанра в исполнении крупнейших дирижеров, специалистов по "исторически информированному …
Акции и Скидки

Новинки октября 2015

Новинки октября 2015
Дорогие друзья! Не пропустите самые важные новинки осени 2015.

Новинки сентября 2015

Новинки сентября 2015
Дорогие друзья! Не пропустите самые важные новинки осени 2015.
Библиотека

Вверх