2 миллиона музыкальных записей на Виниле, CD и DVD

Фирма Северные цветы

Северные цветы
1 CD
Есть в наличии
Artist: BORIS / MIKHAILOV,ALEXANDER TISHCHENKO Label: Northern Flowers

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3247921

Исполнители:

2 CD
Есть в наличии

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3172712

Исполнители:

Хит продаж
1 CD
Есть в наличии

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 187235

Исполнители: Квартет им. С.И. Танеева  Салманов Вадим 

Хит продаж
1 CD
Есть в наличии
Composer(s)Petrov, Andrey Pavlovich
Artist(s)
Dmitriev, Alexander, Conductor • Tchernushenko, Alexander, Conductor • Serov, Edward, Conductor • Temirkanov, Yuri, Conductor • St. Petersburg Philharmonic Orchestra • St. Petersburg State Academic Capella Symphony Orchestra • St. Petersburg Chamber Orchestra, "Canon" • Lyudko, Maria, soprano
Genre Classical Music
Category Film and TV Music • Orchestral
Label Northern Flowers
Booklet / liner notes available
Хит продаж
1 CD
Есть в наличии

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 135254

Исполнители: Танеев Сергей  Квартет им. С.И. Танеева 

Хит продаж
3 CD
Есть в наличии

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 096455

Исполнители: Тищенко Борис  Квартет им. С.И. Танеева 

Хит продаж
1 CD
Есть в наличии
В творчестве Глазунова центральное место заняла инструментальная музыка. Громадному интеллекту композитора были близки поиски в „чистых“ жанрах: симфонии, квартеты, инструментальные концерты и балетная музыка. Вокальная музыка не стала любимым жанром Александра Глазунова. Чуть более тридцати (включая юношеские эскизы) романсов и песен, но, главное, отсутствие в его наследии оперы, говорит о недостаточно большом интересе Глазунова к сочинению для голоса. Романсы и песни Александра Константиновича Глазунова впервые издаются на компакт–дисках. Нами отобраны 29 законченных сочинений композитора. Две оставшиеся юношеские работы (на стихотворения Лермонтова „Лишь только ночь своим покровом…“ и „Нет, не тебя так пылко я люблю“) не включены в программу. Они выглядят менее зрелыми и самостоятельными, чем другие романсы раннего периода творчества. Вокальное наследие Глазунова — это до сих пор малоисследованный пласт русской музыки, и хочется верить, что представленный компакт–диск найдёт своего внимательного и благодарного слушателя. Заметки исполнителя Романсы „Из Гафиза“ и „Красавица“, оба на слова Пушкина, открывающие программу, — уже достаточно зрелые произведения. К этому времени Глазунов — автор двух симфоний и многочисленных сочинений для оркестра, квартетов, инструментальной музыки. И если первый романс выдержан в едином духе и очень лаконичен по форме, в выборе выразительных средств (любопытны упругие „пустые“ интервалы, намекающие на восточный колорит стихотворения), то в „Красавице“ явно слышится стремление к усложнению композиторского языка. Неожиданные модуляции, обилие мелких деталей в фортепианном аккомпанементе говорят о напряжённом поиске в области камерной вокальной музыки. Интересно, что спустя семь лет это же стихотворение Пушкина привлечёт внимание Римского–Корсакова. Две песни на слова А.С. Пушкина (соч. 27) принадлежат к лучшим страницам вокального творчества Глазунова. „Что смолкнул веселия глас…“ поражает изощрёнными гармоническими ходами. Композитор стилизует фортепианную партию под звучание древней арфы. Ощущению „вакхического“ колорита способствует и использование архаичных ладов. А „Восточный романс“ („В крови горит огонь желанья…“) как бы вступает в соревновательные отношения со знаменитым шедевром Глинки на этот же текст. Произведение Глинки, ритмически упругое, взволнованное, стремительное, подвергается полному музыкальному переосмыслению. Молодой композитор погружает небольшое пушкинское стихотворение в атмосферу восточной неги и любовного блаженства, подчеркивая в нём оттенки эротизма и, пожалуй, более, нежели его гениальный предшественник, оказывается в своём музыкальном прочтении созвучен новой эпохе — XX веку. Двенадцать романсов (соч. 59 и соч. 60), написанные в 1898 году, безусловно, представляют самый большой интерес в вокальном наследии Глазунова. И дело не только в том, что это практически единственное обращение зрелого композитора к вокальной лирике (несколько разрозненных по времени написания и стилистике поздних романсов в счёт идти не могут), но в особом высоком музыкальном качестве произведений, и определённом историческом контексте, вызвавшем к жизни данные опусы. Известно, что Н.А. Римский–Корсаков, чьё творческое и человеческое влияние на Глазунова трудно переоценить, создал летом 1897 года более 50 романсов. После многолетнего кризиса в этом жанре он сочинял их иногда по нескольку в день, осмысляя для себя новую вокальную манеру письма, основанную на мелодизированных речитативах, и готовясь, таким образом, к созданию „Царской невесты“. Поэтической основой романсов стали в основном стихотворения Пушкина, Ап. Майкова и Алексея Толстого. Без всякого сомнения, творческие поиски старшего друга подтолкнули Глазунова к возобновлению работы над вокальными миниатюрами, тем более что Римский–Корсаков не раз упрекал Глазунова в отсутствии любви к вокальной музыке и всячески советовал ему заняться сочинением романсов. Используя одни и те же литературные тексты, Глазунов не „спорит“ с Римским–Корсаковым (хотя, наличие некоторых родственных интонаций, иногда почти „цитат„, говорит о необычайно сильном влиянии вокального стиля Римского–Корсакова на Глазунова в конце девяностых годов), но, подмечая многое у него, как всегда идёт своей дорогой. Самым важным в этих произведениях представляется появление необычайной лирической теплоты и особой задушевности. Некоторые романсы („Когда твои глаза…„, „Делия“, „Желание“) позволяют иначе посмотреть не только на вокальное наследие Глазунова, но и на весь его композиторский стиль в целом. Глубокая нежность, затаённая страсть, элегичность, мягкая пластика мелодии выдают автора „Раймонды“ и по новому раскрывают для нас внутренний мир всегда сдержанного в выражении своих чувств композитора. Характерное для стилистики Глазунова обращение к бытовым жанрам присутствует и в сочинениях 59 и 60. Композитор использует формы вальса (Делия), мазурки (Застольная песня), элегии (Желание), баркаролы (Близ мест, где царствует Венеция златая…). Как и в других своих произведениях, Глазунов мастерски экспериментирует со старинными ладами, для которых как нельзя кстати подошли стихотворения Ап. Коринфского (Из Петрарки: „Мы жили у подножия холмов…“ и „Если хочешь любить…“). Все двенадцать романсов 1898 года ярко индивидуальны, непохожи друг на друга, тщательно отшлифованы, полны вокального блеска и представляют собою превосходный сценический материал, так мало используемый ещё в исполнительской практике. В дуэте „Эх ты, песня, песня вольная!“ преобладают интонации русской народной протяжной песни, но чувствуется и несомненное влияние „Шести дуэтов„ (соч. 46) П. Чайковского. Обработка русской народной песни „Не велят Маше за реченьку ходить…“ говорит о глубоком знании композитором русской подголосочной полифонии и перед нами — один из лучших образцов подобного творчества в русской вокальной музыке. Два сочинения 1916 года — последнее обращение Глазунова к вокальной музыке. Мрачные краски „66-го сонета Шекспира“ воплощены в лапидарной и несколько аскетичной музыкальной форме. В сочинении, безусловно, присутствует особое внутреннее напряжение. Романс Нины из музыки к „Маскараду“ Лермонтова выдержан в жанре „бытового“ романса и по сей день является одним из самых популярных и репертуарных вокальных произведений композитора. Юношеское творчество Александра Глазунова в области вокальной музыки очень любопытно по нескольким причинам: он значительно больше внимания уделял романсам в первые годы сочинительства, чем в зрелый период; ранние произведения позволяют детально проследить стремительное развитие композиторского дарования; тексты стихотворений многое говорят о мировоззрении молодого Глазунова, о его созревании как личности. В доме композитора всегда было много книг, и страсть к чтению сохранилась у него на всю жизнь. Отсюда многочисленные обращения к переводам из Гейне, отсюда пристальное внимание к Пушкину и Лермонтову — литературным „кумирам“ образованной части русского общества. В целом же — первые вокальные опыты Глазунова очень интересны, мелодичны, написаны просто и задушевно, в духе русских бытовых романсов XIX века. Патетически приподнятый, яркий и энергичный романс „Душно без счастья и воли“; изящный „Испанский романс“ (опять спор за пушкинский текст, но теперь уже с шедевром Даргомыжского); „миловидный“, с широкой амплитудой вокальной партии лермонтовский „Слышу ли голос твой…“; и, почти в подражание Бородину, „Песни мои ядовиты…“ (Бородин для своего романса на этот же текст — „Отравой полны мои песни“ — самостоятельно сделал перевод стихотворения Гейне). Пять романсов (соч. 4) собраны из юношеских произведений 1881–1885 годов. Они сильно разнятся между собой и по образной яркости, и по стилистике. Характерен выбор поэтической основы: немногие тексты можно считать образцами „высокой поэзии“, к последним относится, пожалуй, лишь тонкое и воздушное стихотворение Кольцова. Кроме того, это по большей части переводы. Два — из Гейне (причём перевод Добролюбова очень сильно „русифицирован“) и два народных текста (арабский и испанский). И всё же композитору удались многие страницы этих ранних романсов. „Испанская песня“ и „Арабская мелодия“ заслуживают самого пристального внимания исполнителей. В полном соответствии с богатой русской традицией „ориентализма“ они обладают яркой мелодией, наделённой всеми необходимыми „национальными“ интонациями, характерными упругими ритмами, страстными речевыми „возгласами“ и справедливо должны иметь сценический успех. „К груди твоей белоснежной…“ и „Когда гляжу тебе в глаза…“ лишены подобной яркой индивидуальности, но интересны плодотворными поисками в области гармонии и формы. Романс „Соловей“ стоит несколько особняком в этом цикле: юный композитор, безусловно, знал обращение Римского–Корсакова к этому же стихотворению Кольцова и во многом просто скопировал работу своего учителя. Слишком созвучны эти два сочинения, причём не только по своему духу, но и по распределению литературного материала в музыкальном времени. "Северные цветы"
Хит продаж
1 CD
Есть в наличии
Квартет № 1, си бемоль минор, op. 4 (1890) Посвящение квартета П.И. Чайковскому во многом определяет его музыкальную направленность. Пожалуй, ни одно другое создание Танеева столь убедительно не подтверждает, насколько Танеев — при всем своем своеобразии — прямой наследник и продолжатель Чайковского. Первой части предшествует интродукция, вполне завершенная по форме и настроению. Ее патетическое звучание сменяется изящной главной темой, в своем дальнейшем развитии сплетающейся с темой вступления. Чувство неутолимого страдания слышится во второй части, Largo. Это — почти надгробное слово с целым спектром психологических настроений, от задушевного раздумья до напряженной страстности. Третья часть Presto — ослепительный вихрь красок, жемчужина редкого свойства. Проносится вереница видений, причудливых образов, пленяющих тончайшими контрастами; полет этих образов прерывается активно вторгающимися символами; один из них напоминает о главной теме увертюры–фантазии Чайковского „Ромео и Джульетта“. Четвертая часть (Intermezzo) возвращает нас в круг переживаний второй части, но они уже не столь интенсивны. Неторопливо льется поэтическая песнь, проникнутая меланхолией, трогательной чистотой чувств. После печально замирающих звуков Intermezzo головокружительный финал (Vivace e giocoso) воспринимается как выход из сферы патетико–элегических и лирических настроений. Финал от начала и до конца близок моцартовским и еще более — рондообразным „венгерским“ финалам Гайдна. Это своего рода perpetuum mobile, испытание квартетного ансамбля на прочность, поскольку все зиждется на непрерывности ритмической пульсации. Квартет № 4, ля минор, op. 11 (1900) По эмоциональной интенсивности Четвертый квартет едва ли не превосходит все аналогичные ансамбли Танеева. До такого масштаба драматической концепции его искусство еще не поднималось. Однако, как и всегда, композиторская воля ведет его к утверждению общего замысла, к точным расчетам и строжайшей пропорции формы. В этом сочинении окончательно закрепляются стилевые нормы и закономерности, составляющие основу инструментального письма Танеева. Монотематизм как конструктивный принцип получает в квартете свое яркое выражение. С большим искусством Танеев воспользовался начальными тремя тактами интродукции для возведения не только первой части (Adagio), но и сочинения в целом. Вторая часть (Allegro vivace) отмечена живостью движения, причудливой сменой тембров, грациозной танцевальностью. Adagio третьей части — это восторженное воспевание природы. Музыка воплощает собой ничем не нарушаемую красоту ночного безмолвия, но она вместила в себя и человеческие чувства: томление, страсть, мольбу, страдание и нежность. Главная тема финала (Presto) — опять грациозный танец, но в нем легко опознаются интонации интродукции. Смычковый ансамбль звучит, подчас, как маленький оркестр, не утрачивая при этом подлинного квартетного стиля. Основные образы всех частей сочинения проносятся с удивительной стремительностью. Заключительные такты финала захватывают напором могучей энергии. По материалам книги Г. Бернандта „С.И. Танеев“ „Северные цветы“

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 020277

Исполнители: Танеев Сергей  Квартет им. С.И. Танеева 

Хит продаж
1 CD
Есть в наличии
Квартет № 5, ля мажор, op. 13 (1903) Сам автор называл свой Пятый квартет „детским“ или „Quartettino“, подчеркивая тем самым „преходящее“ его значение. В письме к Модесту Чайковскому он сообщал: „Написал небольшой и сравнительно легкий Пятый квартет в стиле несколько архаичном“. Сочинение отмечено непринужденной легкостью, непритязательностью и прозрачностью письма. Разработочный элемент в квартете сжат, почти свободен от фактурной усложненности, в высокой степени присущей большинству квартетных партитур композитора. Классически стройный, пластичный по выполнению, он полон свежести и непосредственности. Необычна для Танеева главная партия первой части (Allegro con spirito) — волнообразная, затейливая, прихотливая по мелодическому рисунку. Побочная партия, наоборот, простодушна, в ней есть нечто кукольное. Неторопливо развертывается лирическое повествование в Adagio, в которое автор вложил столько сердечного покоя. Следующие две части стремительны и легки. Остроумна имитация волыночного наигрыша в середине третьей части (Allegro molto). Основная тема финала (Presto) — видоизмененная главная тема первой части. В финале приведены к контрапунктическому единству все темы предыдущих частей, но уже в преображенном виде. Квартет № 7, ми бемоль мажор (1880) Издательство условно обозначило номер квартета, поскольку Танеевым опубликовано с указанием номеров лишь шесть квартетов. Квартет ми бемоль мажор является первым в ряду трех неизданных им при жизни. Из Франции, где он в то время жил, Танеев писал Чайковскому: „Я кончаю свой струнный квартет. Чтобы написать его, в том виде, в каком он теперь находится, я написал 240 страниц, — целую книгу небольшого формата. Уверяю Вас, что все время, пока я его писал, я… обращал внимание, чтобы то, что я пишу, было красиво, понятно, благозвучно. В видах этого я переделывал темы до тех пор, пока они начинали мне нравиться“. В квартете отчетливо отразился своеобразный творческий облик композитора, явственно выступили следы влияния учителя — Чайковского и общего их кумира — Моцарта. Классической ясностью и стройностью отмечена первая часть сочинения. Лирической вершиной всего цикла является распевная, эмоционально насыщенная вторая часть с ее сложным полифоническим плетением голосов. Ярким контрастом выступает стремительное скерцо в ритме тарантеллы, обрамленное медленным патетическим вступлением и заключением. Квартет завершается в классических традициях быстрым живым финалом. По материалам книги Г. Бернандта „С.И. Танеев“ „Северные цветы“

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 020276

Исполнители: Танеев Сергей  Квартет им. С.И. Танеева 

Хит продаж
1 CD
Под заказ
2474 руб.

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3348430

Исполнители:

1 CD
Под заказ
2299 руб.

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3331000

Исполнители:

1 CD
Под заказ
2999 руб.

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3330999

Исполнители:

Хит продаж
1 CD
Под заказ
2349 руб.

Фирма: Северные цветы

Артикул: CDVP 3330998

Исполнители:

Вверх